Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:51 

Калейдоскоп моей жизни

Mlle Dubois
Je ne sais plus si je vis, si je mange, si je respire, si je parle ; mais je sais que je t'aime.
Очень уж захотелось создать сборник самые разные истории почти обо персонажах и с различными рейтингами. Что я с удовольствием и делаю :)
Запись буду поднимать вверх.

Фэндом: Hetalia: Axis Powers
Персонажи: Америка, Англия, Канада, Франция, Индия; будут добавляться
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Джен, Слэш (яой), Романтика, Экшн (action)
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе написания
Описание:
Грани жизни необычайно разные, яркие, сверкающие. Порой они поворачиваются совершенно неожиданно. Это зависит от дорог, которые мы выбираем, наших друзей, любимых и случайных знакомых, неведомых высших сил, периодов везения и невезения. Иногда судьба преподносит нам сюрпризы, приятные и неприятные, иногда мы не знаем, как спастись от скуки. Но все равно - жизнь прекрасна!
Посвящение: Хочу посвятить эту работу своим замечательным друзьям - Remy Vent, Человек-Огурчик, Bonny Rain
Публикация на других ресурсах: с разрешения.


Спикизи



Небольшое полутемное помещение утопало в сигарном дыму. Здесь было шумно, людно и тесно. В углу за фортепиано сидел маленький сухощавый человек, непрерывно наигрывающий незатейливые веселые мелодии. Почти все пространство было занято небольшими круглыми столиками, за которыми сидели самые разные мужчины. Кое-что все же их объединяло – все они пили виски, громко смеялись, курили, с некоторым ожиданием поглядывали на небольшую сцену в конце зала и всячески расслаблялись.

Среди них находился совсем юный парнишка, который, казалось, сбежал сюда тайком от родителей. Он был одет в дорогой смокинг, сшитый по последней моде, словно исключительно из-за желания казаться старше. Голубые глаза парнишки ярко сияли в предвкушении интересного нового зрелища, непослушная короткая прядка выбилась из тщательно набриолиненных светлых волос. Он сидел отдельно ото всех, но с любопытством смотрел на окружающих. Подозвав официанта, паренек заказал сигару и коньяк, получив требуемое, залпом выпил бокал и чуть не заплакал от невыносимо-жгучего вкусового ощущения. Затем неуклюже срезал кончик сигары, поранив при этом палец. Дрожащими руками зажег пламя, затянулся и тут же закашлялся от едкого дыма. Почувствовав накатившую тошноту, парнишка бросил сигару в пепельницу и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. Может его бывший опекун, Англия, был прав? Спикизи* действительно не место для него?

Воспоминание об Артуре сразу же вызвало раздражение и странную неловкость. «Альфред, не делай этого! Альфред, ешь овсянку! Альфред, работай! Альфред, плати!» Конечно, старый пройдоха по-своему любил его, но все же дрессировал и использовал на полную катушку. С тех пор, как Америка отстоял свое право на независимость, прошло уже достаточно времени, чтобы можно было спокойно общаться с бывшей метрополией. Иногда Альфреду становилось одиноко, или по старой привычке хотелось получить совет – в такие моменты он связывался с Артуром. Недавно он поделился с ним идеей посещения подпольного кабаре, это ведь круто, так? По одному только выражению лица Англии ответ уже был ясен. Ну и пусть этот чопорный зануда тухнет в своей скучной конуре, а он, Альфред, пойдет веселиться!

В зале присутствовали члены мафиозных группировок, это Джонс знал совершенно точно. Интересно, кто из них обладает самым высоким статусом? Толстяк в небольшой черной шляпе? Тип со шрамом через всю щеку? А может, тот непримечательный мужчина с бегающими глазками? Хозяева этого заведения и подобных ему получали баснословную прибыль, участвуя в контрабанде спиртного. Желающих заняться опасной противозаконной деятельностью было много, несмотря на то, что полиция и суд жестко карали попавшихся.

Альфреду все это казалось жутко интересным и увлекательным, будто новая игра. Сегодня он впервые увидит полуголых женщин! Во всяком случае, ему говорили, что здесь выступают танцовщицы в весьма откровенных нарядах. Какая несправедливость: его младший стеснительный брат Канада знает об этом намного больше, чем он. Дело в том, что Франция, опекун брата, возил Мэттью к себе домой и водил его знакомиться с блестящей парижской ночной жизнью. Канада был в «Мулен Руж», видел стройных длинноногих девушек, прикрытых лишь перьями и усыпанных блестками. И даже посещал квартал красных фонарей! Франциск решил, что его малыш достаточно взрослый, чтобы почувствовать все удовольствия взрослой жизни. Артур, разумеется, никогда не позволил бы своему подопечному что-либо подобное. К сожалению, об опыте общения с куртизанками Мэттью ничего не рассказывал – на все вопросы только краснел и отворачивался, спеша перевести разговор в другое русло. Ну и пусть! Вот-вот Альфред приобретет об этом собственное впечатление.

Америка постарался принять расслабленную властную позу: закинул ноги в сверкающих ботинках на стол и откинулся на спинку стула. Тем временем, за сценой послышались шаги. Через минуту занавес раскрылся, пианист заиграл громкую мелодию, а взгляды присутствующих обратились к худеньким исполнительницам бурлеска. Альфред затаил дыхание. Все так, как ему и рассказывали! На всех девушках были надеты черные откровенные корсеты, короткие пышные юбки и чулки в сеточку. Их движения были вызывающими, развратными, как сказал бы Артур. Девушки игриво и чуть жеманно прикрывались разноцветными боа. Альфред смотрел на их танец во все глаза, опасно покачнулся на стуле и с грохотом свалился прямо под стол.

Это и спасло Америку: в следующую секунду раздались сильные удары в закрытую дверь клуба. Послышался треск сломанной древесины. Облава! Кто-то настучал на заведение, ведь оно располагалось в тихом респектабельном здании. Отряд полицейских с револьверами наготове ворвался внутрь, началась паника, хаос, всюду слышались крики. Большинство присутствующих ринулись к выходам и окнам, сшибая все на своем пути. Началась драка охранников заведения и некоторых посетителей с полицейскими, взметнулись вверх дубинки, послышались выстрелы.

Альфред ползком выбрался из-под стола, прошмыгнул мимо дерущихся. Он не должен замарать свою репутацию перед правительством своим присутствием здесь! Пробираясь к черному входу, Америка заметил, что самую маленькую и хрупкую черноволосую танцовщицу поймал коренастый детина в форме. Девушка кричала, вырывалась, но все было бесполезно. Сам не зная, что им движет, Альфред кинулся к ним, со всей силы ударил полицейского в пах, схватил танцовщицу за руку и побежал с ней на улицу что есть мочи. Позади слышались звуки разгрома, вопли, рядом с ними бежали другие люди.

Лишь на Сорок третьей улице, достаточно далеко от того злополучного квартала, Америка смог остановиться. Он обернулся, внимательно посмотрел на свою спутницу. Совсем еще девочка, трясущаяся и с размазанной тушью по всему лицу. От нее пахло тяжелыми, не по возрасту приторными духами.

- Как тебя зовут? – спросил Альфред первое, что пришло ему на ум.
- М-Мэнди, с-сэр, - дрожа, ответила она.
Альфред набросил ей на плечи свой пиджак, пошарил в карманах и сунул ей все деньги, что у него при себе были. Довольно немаленькая сумма, должно хватить на несколько месяцев, даже если девочка не сразу найдет работу.
- Вот что, Мэнди, бросай ты это дело! Ты достойна лучшего, поверь.

Юная танцовщица смотрела на него, как на неземное чудо. Неожиданно Альфред почувствовал, что он сейчас поступил так, как Артур сделал бы, будь англичанин на его месте. Смутившись своих мыслей, Джонс жестом остановил проезжающее мимо такси и снова посмотрел на девушку.

- Будь осторожна, Мэнди. Езжай домой и постарайся уснуть. Все у тебя будет хорошо!
Девушка расплакалась, порывисто обняла Альфреда и крепко поцеловала его. На щеке Джонса остался жирный ярко-малиновый след помады.
- Скажите хотя бы как вас зовут?! Я всегда буду вам благодарна!
- А… Арнольд, - сам не зная почему, ответил Джонс.
- Спасибо, Арнольд, - прошептала Мэнди и села в такси. Альфред на всякий случай поехал с ней, чтобы убедиться, что девушка добралась до дома в целости и сохранности. Всю дорогу оба смущенно молчали. На прощание Мэнди помахала ему рукой и послала воздушный поцелуй. Альфред улыбнулся и помахал ей в ответ, а затем попросил водителя отвезти его обратно на Сорок третью улицу.

Глядя в след удаляющемуся автомобилю, Америка тяжело вздохнул, поежился от ночного холода и пешком побрел домой. Его внешний вид окончательно утратил тщательно наведенный вечером лоск, а в мыслях и чувствах царил полный разброд. Да уж, приключение… Но, черт возьми, это было круто!


------------------------------
Спикизи - нелегальные питейные заведения или клубы, в которых подавались крепкие алкогольные напитки во времена сухого закона (1920—1933) в США .

Колония




Скачать бесплатно kid koala & dynomite - third word lover на Muzebra.com.

Ее движения грациозны и плавны, словно сейчас она сама стала музыкой. Взмахи рук гипнотизируют, говорят что-то на далеком непонятном немом языке. Кажется, что остался одни шаг до падения в бездну, из которой не выбраться – она затянет и поглотит тебя полностью.

Ритмичный перезвон драгоценных браслетов, тяжелые запахи благовоний и размеренная, слегка монотонная мелодия проникают прямо в сознание, отпечатываются яркими радужными вспышками. Здесь все не так, как дома, все другое. И в первую очередь она. Дитя своей земли, скрывающей несметные богатства. Танцовщица, полураздетая, закрывающаяся прозрачными шелками. Его рабыня.

В его краю благовоспитанные бледные леди, напудренные и утянутые в корсеты, сидят в гостиных, чинно беседуя друг с другом. Он не может даже коснуться их рук, если они не надели перчаток. Нельзя остаться с одной из них наедине. Нельзя говорить с ними на любые темы. Нельзя курить в присутствии леди. Нельзя танцевать более трех танцев подряд с одной дамой.

С Индрани все по-другому. Ее тугая черная коса развевается, когда она кружится. На смуглой гладкой коже иногда вспыхивают блики от пламени факелов. Сколько на ней сейчас бриллиантов и изумрудов? Не сосчитать. Каждый ее перстень стоит безумных денег. Если продать браслеты, которые сейчас украшают одну ее ногу, можно снарядить морскую экспедицию. Индрани очень любит драгоценности – таких огромных серег нет ни у кого больше. А еще это кольцо в носу и камень в пупке… Странные традиции.

Она такая богатая и такая слабая одновременно! Поразительно. Индрани сама впустила его в свой дом, ее повелители продавали его лордам земли, не думая о будущем. Она спохватилась слишком поздно – теперь все кончено. Он здесь хозяин и ему можно все. Золото рекой полилось в его казну: кто же еще доставит в другие страны ее экзотические специи, чай, роскошные шелка и бриллианты? Она заметно похудела в последнее время, осунулась и кажется изнуренной. Пускай – что ему за забота до нее? Надо просто получить все, что можно от нее, а дальше пусть выживает как получится.

А ведь прямо сейчас он имеет право воспользоваться ей и как женщиной. Схватить ее, бросить прямо на ковер, сорвать все тряпки и грубо овладеть. Индрани всегда терпит это молча, только в ее темные глазах загорается недобрый мрачный огонь. Он ни капли не боится – что за жизнь без риска? Было бы даже интересно встретить отчаянное сопротивление, которое, впрочем, он без труда подавит через считанные минуты. Всадить ему нож под лопатку у Индрани все равно не хватит смелости – она не может даже раздавить жука на дороге, поэтому ходит по улице с метелочкой.

Чувство власти над ней опьяняет. Стоит только щелкнуть пальцами, и она сделает ему массаж, споет, станцует, приготовит что угодно, приберется или ляжет на спину и раздвинет ноги. Королева хочет, чтобы он вернулся домой, но уехать отсюда непросто, практически невозможно. Здесь он живет как бог, все его желания моментально исполняются, не нужно следовать правилам, следить за приличием. От одного осознания количества доступных ресурсов, принадлежащих ей, у него начинают дрожать руки.

Тем временем музыка набирает обороты и танец становится быстрее. Индрани извивается как змея, высоко вскидывает руки, расписанные хной тонким узором, и кружится на месте, позволяя приподняться многослойной юбке.

Безусловно, она очень красива. Англия выдыхает струйку опиумного дыма и жестом подзывает ее к себе. Индия покорно подходит ближе, опустив голову, стараясь не смотреть на своего угнетателя. Артур касается ее нежной щеки, небрежно проводит рукой по лицу, словно пытаясь стереть это отстраненное выражение, и, усмехаясь, дотрагивается указательным пальцем до красного тилака на лбу. Индрани хмурится – неверующий чужак только что осквернил священный знак, но молчит, не поддаваясь на провокацию.

Англия вздыхает. Ноздри щекочет сильный пряный запах сандала, исходящий от ее кожи: каждое утро она пользуется этим маслом. Для него это запах порока, бесконтрольного разврата. Руки Артура перемещаются на ее спину и скользят ниже. Индрани закрывает глаза, готовясь к неизбежному.

Каждый день она молится своим многоликим и многочисленным богам, которые не уберегли ее, о спасении. Она просит кары на голову своего поработителя, мечтает, чтобы он сгинул в небытие навсегда. Но сейчас еще не время, сегодня ей никто не поможет. Впереди еще долгие годы рабства…

запись создана: 21.10.2012 в 22:21

@темы: фанфики, мои сочинения), Хеталия

URL
Комментарии
2012-10-22 в 14:58 

Bonny Rain
Aw, did I step on your poor little bitty ego?
Очень нравится образ Альфреда - такой юный, целеустремленный, упрямый и чистый. Уже пытается придать себе солидности и терпит сокрушительное фиаско в деталях.
Написано очень приятным языком, что меня, само собой, ни разу не удивляет)) Очень хочется увидеть этот отрывочек в целостной истории, которая, как уже понятно, будет атмосферной и в чем-то... книжной. Буду ждать ♥

2012-10-25 в 14:01 

Mlle Dubois
Je ne sais plus si je vis, si je mange, si je respire, si je parle ; mais je sais que je t'aime.
Bonny Rain, Больше тебе спасибо! Так приятно, что тебе понравился образ Альфреда~
Буду стараться, чтобы радовать тебя и дальше <З

URL
   

Марципановый круассан

главная